Новости

Онлайн сервис взаимного р2р-кредитования LendInvest привлек инвестиции от венчурного фонда the Untitled ventures

Сервис LendInvest специализируется на нише потребительского кредитования, где заемщиками и инвесторами выступают физические лица. Используя передовые методы скоринга и современные платежные решения от SBC Technologies, сервис позволяет заемщикам за несколько минут получить деньги на свою карту или счет, не выходя из дома. Для инвесторов это понятный, удобный, диверсифицированный и короткий продукт с доходностью, в несколько раз превышающей ставки по банковским депозитам. Предпосылками для зарождения проекта послужили зарегулированность банковского и микрофинансового сектора и, как следствие, осложненный доступ заемщиков к кредитным продуктам. Команда сервиса LendInvest входит в рабочую группу ЦБ РФ по регулированию рынка краудлендинга, выполняя все рекомендации, и отслеживает все намечающиеся на рынке тенденции. Однако, принятый в 2019 году Федеральный закон от 02.08.2019 N 259-ФЗ "О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" не регулирует краудлендинговые отношения, где на стороне лица, привлекающего инвестиции, и инвестора выступают физические лица. Таким образом, сфера, в которой развивается проект, регулируется существующими общими гражданскими нормами, а значит, отрасль легитимна и пока еще чрезмерно не зарегулирована.“По последним данным официальной статистики ЦБ на 2018 год, общий объем рынка подобных кредитных продуктов составил 170 миллиардов рублей. Положительный зарубежный опыт взаимного р2р-кредитования, опыт команды LendInvest в построении подобных продуктов и отсутствие конкуренции в России позволяют сделать вывод, что этот сектор в нашей стране ожидает бурный рост и сейчас самое время выйти на рынок», - прокомментировал Константин Синюшин, управляющий партнер The Untitled ventures.«При реализации проекта мы уделили особое внимание применяемым технологиям. Партнерами проекта выступают крупнейшие бюро кредитных историй, ведущий процессинговый центр SBC Technologies, кредитный конвеер Brainysoft и крупное коллекторское агентство Илма. LendInvest использует сертификат безопасности PCI DSS, а также подключен к независимому аналитическому контуру скоринга собственной разработки, применяющему методы машинного обучения», - сообщил генериальный директов сервиса Александр Уваров.СправкаThe Untitled ventures является известным венчурным фондом, специализирующимся на инвестициях в стартапы на посевных стадиях. Бизнес-ангелы много лет успешно занимаются венчурными инвестициями в IT-проекты, понимают специфику развития digital-технологий на российском и зарубежно рынках и инвестируют в инновационные технологические проекты с фокусом на искусственный интеллект и Iot. Прототип проекта ЛендИнвест был запущен в 2019 году. Основная команда проекта – выходцы из онлайн микрофинансовых компаний. Ранее команда уже запускала подобные продукты внутри холдинга Финам (Finam P2P). Раунд был закрыт в августе 2019 года.

Микрофинансисты подключаются к займам граждан

Микрофинансисты подключаются к займам граждан Газета "Коммерсантъ" №162 от 09.09.2019, стр. 8 Стремясь компенсировать снижение доходов после увеличения регуляторных требований, микрофинансовые организации (МФО) начали задумываться о запуске брендированных Р2Р-площадок (кредитование граждан гражданами). Так они смогут привлечь заемщиков и инвесторов и фактически уйти из-под надзора ЦБ, поскольку закон, регулирующий рынок краудфандинга, не распространяется на взаимное кредитование граждан.О том, что ряд МФО заинтересовались запуском Р2Р-площадок, рассказали “Ъ” участники рынка. Как пояснил гендиректор сервиса Р2Р-кредитования LendInvest Александр Уваров, любая технологически продвинутая финансовая организация может создать такую площадку самостоятельно за один-два года, себестоимость будет составлять около 15–20 млн руб. Подключение к действующей площадке или покупка с минимальной кастомизацией займут около месяца и будут стоить от 300 тыс. руб. плюс от 50 тыс. руб. в месяц аренда базовой лицензии. «МФО или банк могут приобрести лицензии на использование Р2Р-площадки, брендировать и кастомизировать ее под свои нужды и самостоятельно определять продукты, ставки и доходность,— поясняет он,— либо перенаправлять на P2P-площадку заемщиков-отказников и инвесторов». При этом компании избегают кредитных рисков, поскольку будут предоставлять лишь посреднические услуги — скоринг, юридическое сопровождение и т. д.— за комиссию.По словам председателя совета СРО МФО «МиР» Эльмана Мехтиева, рост регуляторных ограничений заставляет МФО искать новые формы деятельности. «По нашим сведениям, многие игроки анализируют возможность такого переформатирования своего бизнеса»,— отмечает он. Гендиректор Cash-U Finance (МКК «Киберлэндинг») Евгений Софронов указывает, что из-за нового регулирования МФО вынуждены отказывать большой части заемщиков с высоким уровнем риска. «На Р2Р-площадках, где инвесторы напрямую кредитуют заемщиков, у них появится шанс получить деньги, поскольку подобным площадкам не нужно создавать резервы, рассчитывать предельную долговую нагрузку, иметь определенный капитал,— поясняет он.— При этом многие инвесторы, заинтересованные в доходности выше, чем в банке, не имеют возможности вложить 1,5 млн руб. (минимальное ограничение по привлечению средств физлиц для МФО.— “Ъ”), для них доступнее и интереснее вложение небольших сумм на P2P-площадках». «Мы видим огромный потенциал развития отрасли Р2Р,— говорит учредитель МФК "Взаимно" Олег Белов.— В данный момент мы ведем переговоры о подключении к Р2Р-площадке». Еще ряд МФО в неофициальных беседах сообщили, что оценивают потенциал запуска Р2Р-площадок.Причина интереса МФО к P2P кроется в том, что она не попала под регулирование закона о краудфандинге, принятого в августе 2019 года.В ЦБ пояснили, что в качестве лиц, привлекающих инвестиции, закон определяет юридическое лицо или индивидуального предпринимателя, которым оператор инвестиционной платформы оказывает услуги по привлечению инвестиций. При этом там указали, что федеральным законодательством не предусмотрена возможность совмещения микрофинансовой деятельности с деятельностью оператора инвестиционной платформы.Какие лимиты прописали краудфандингуЭксперты уверены, что регулятор скоро закроет данную лазейку, поскольку такая практика несет риски и для граждан. «Инвесторы могут до конца не понимать, что предоставление средств через такую платформу и традиционные займы — это не одно и то же»,— говорит управляющий партнер экспертной группы Veta Илья Жарский. «Для МФО Р2Р-платформа — это, по сути, возможность заниматься своим бизнесом без лицензии микрофинансовой организации и без контроля со стороны ЦБ,— отмечает замдиректора платформы Penenza.ru Иван Васильев.— Если же МФО через Р2Р предложат инвесторам ставку 40–60% годовых, это заинтересует новых менее квалифицированных инвесторов с большим риск-аппетитом». По его оценке, риск дефолта подобных инвестиций может доходить до 50%. По словам операционного директора «Города денег» Армена Минасяна, P2P-кредитование при разработке закона не учли, «потому что на тот момент ни одного крупного игрока на рынке не было». Со временем, считает он, в законе наверняка появятся поправки, регулирующие данную деятельность.Светлана Самусева

Финтех в микрокредитовании

С 2020 г. в России появится новый тип организаций финансового рынка – инвестиционные платформы. Они позволяют гражданам и компаниям привлекать займы напрямую от инвесторов, однако в большинстве стран, включая Россию, находятся за пределами финансового регулирования. 3 декабря 2019 | Сергей Моисеев Мнения, публикуемые на сайте Econs.online, могут не совпадать с точкой зрения редакции сайта и не выражают позицию Банка России. <br /><br /> Первая платформа P2P (peer-to-peer) для онлайн-займов, Zopa, была открыта в Великобритании в 2005 г. P2P-займы позволили напрямую связать заемщика и инвестора без участия финансового посредника. В США первая P2P-платформа, Prosper Marketplace, появилась в 2006 г. Обе компании ориентированы на сегмент необеспеченных займов.<br /> В течение минувшего десятилетия в мире наблюдался бум онлайн-займов, драйвером которого выступали платформы. На некоторых рынках онлайн-займы стали значимым источником альтернативного кредитного предложения. Ярким примером тому является Великобритания, где более четверти объема новых займов малым предприятиям выдается через онлайн-платформы. Шведский Риксбанк приводит цифры: в Великобритании объем этого рынка достиг $6 млрд, в США – $33 млрд, а в Китае – $323 млрд. У китайского лидера рынка LUp2p объем непогашенного портфеля превысил $21 млрд.<br /> В Китае, согласно исследованию Кембриджского центра альтернативных финансов, сосредоточено более трех четвертей портфеля всех платформ. В самом Китае их число превышает 3000, и постепенно они смещают ориентацию с граждан на малый бизнес и крупные корпорации.<br /> Онлайн-займы все еще крайне малы в сравнении с объемами банковских кредитов. Однако они быстро расширяются. Крупнейшие в мире платформы LendingClub и Prosper в США, а также Funding Circle в Великобритании открыты для розничных и институциональных инвесторов и формируют пулы как для заемщиков, так и для инвесторов. В последние годы платформы электронной коммерции, такие как Amazon в США или Alibaba в Китае, также начали предоставлять небанковские займы своим поставщикам и клиентам.<br /> Конкуренты банков Ключевые факторы успеха платформ – технологические преимущества. Со стороны предложения успеху способствует удобный пользовательский интерфейс, круглосуточная доступность, простой и быстрый процесс подачи заявки на заем. Со стороны спроса интерес к онлайн-платформам определяется профилем заемщиков: как правило, у них отсутствует залог, есть кредитные ограничения со стороны банков, слабая кредитоспособность или пустая кредитная история.<br /> Первоначально онлайн-платформы были ориентированы на субпрайм-сегмент, то есть на тех, кому недоступен или дорог банковский кредит. Но, начав с необеспеченных потребительских займов, платформы ушли вперед: в их целевые рынки вошли студенческие кредиты, автокредиты, ипотека, кредиты для малого и среднего бизнеса. Онлайн-займы в значительной степени могут заменить потребительские кредиты банков среди уже действующих клиентов. <br /> Нерегулируемая деятельность онлайн-платформ и их конкурентные преимущества способствуют процветанию онлайн-займов. Платформам не нужно поддерживать дорогостоящую сеть отделений, систему серверов и дата-центров, которые должны соответствовать требованиям к управлению операционным риском. Онлайн-платформы полагаются на простые веб-решения, чужие колл-центры, автоматизированную оценку кредитного риска, а также программное обеспечение с применением облачных вычислений. У них нет обязательных резервных требований, взносов в систему страхования вкладов и других издержек, связанных с регуляторным бременем.Краудлендинг в РоссииС нового года в России вступает в действие закон о привлечении инвестиций с помощью онлайн-платформ. Банк России будет вести реестр операторов инвестиционных платформ. Помимо требований к минимальному капиталу в 5 млн руб., оператор платформы обязан направлять в Банк России отчеты и управлять конфликтами интересов, а также раскрывать о себе информацию. На этом пруденциальные регуляторные требования к платформам заканчиваются. Закон ограничивает круг тех, кто может привлечь финансирование через платформы, российскими юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями; физлица могут выступать в качестве инвесторов.Ожидается, что в 2020 г. официальный статус получат три десятка платформ. Большинство из них уже действует и специализируется на предоставлении займов; законодательные новации в виде размещения ценных бумаг или выпуска токенов, именуемых утилитарными цифровыми правами, пока не находят своего распространения. В июле прошлого года четыре компании учредили Ассоциацию операторов инвестиционных платформ для объединения участников рынка краудфандинга.Декларируемые площадками объемы рынка оцениваются порядка 10 млрд руб. В 2019 г., по оценкам, он сократился вдвое до 5 млрд руб. из-за действий одного регионального банка. Для сокрытия собственного финансового положения банк переоформил свои кредиты в требования к аффилированной с ним платформе, но вскоре у банка была отозвана лицензия, что привело к изъятию статистики его кредитов из данных по платформам и, соответственно, сокращению оценочной величины рынка платформ.Просроченная задолженность в портфеле платформ P2P находится в пределах 30–40%, в портфеле P2B – в 20–30%, что по экономике бизнес-модели приближает платформы к микрокредитной и микрофинансовой деятельности. Это короткие займы субпрайм-заемщикам, не имеющим доступа к банковскому кредиту. Учитывая отсутствие пруденциального регулирования, в ближайшие годы будет сохраняться стимул перемещения активности микрофинансовых организаций (МФО) на рынок платформ. Уже в настоящее время большинство кандидатов на получение статуса платформ учреждено выходцами из МФО или банков.Хотя многие крупные банки ведут разработки по созданию собственной платформы, публично о своих намерениях заявил только Сбербанк. По сообщениям СМИ, платформа «СберКредо» должна привлекать средства розничных клиентов и на условиях софинансирования направлять их корпоративным заемщикам Сбербанка. Для ее обслуживания в 2018 г. было создано ООО «Технологии кредитования» с капиталом в 100 млн руб., которое возглавил директор микрокредитной компании «Выдающиеся кредиты», также принадлежащей Сбербанку. Другие банки – несмотря на готовые разработки – к новому бизнесу только присматриваются.В целом потенциал рынка платформ, по всей видимости, ограничен размерами рынка МФО и имеет потолок роста в 100–150 млрд руб., что составляет от 0,3 до 0,4% кредитов нефинансовым организациям. Таким образом, серьезной конкуренции банкам не предвидится, а при отсутствии пруденциального регулирования темпы прироста рынка ежегодно могут достигать двузначных цифр.Регулирование: настоящее и будущееЛюбой финансовый регулятор сталкивается с необходимостью поддержания баланса двух политик: с одной стороны, он призван минимизировать риски финансовой стабильности, с другой – формировать нормативно-правовую базу, позволяющую внедрять инновации и экспериментировать с новыми бизнес-моделями. Пока рынок онлайн-займов невелик, баланс смещается в сторону мягкого подхода. Новые игроки обязаны придерживаться стандартов защиты потребителей и инвесторов с акцентом на требования к раскрытию информации.К примеру, в мае 2016 г. в США разразился скандал с платформой LendingClub. Она предоставляла своим институциональным инвесторам недостоверную информацию и умалчивала о конфликте интересов руководства. Комиссия США по ценным бумагам и биржам обвинила фонд LendingClub Asset Management и директора Рено Лапланша в мошенничестве. Фонд и его руководство выплатили штрафы, а Лапланшу было запрещено работать на рынке ценных бумаг.По мере расширения кредитного предложения и повышения финансовых рисков на любом рынке происходит ужесточение регулирования, которое часто рассматривается в контексте небанковского финансового посредничества или теневого банковского обслуживания. По мере становления рынка пруденциальные проблемы неизбежно выйдут на первый план. К примеру, в Швеции в 2015 г. рухнула платформа Trustbuddy, оказавшаяся финансовой пирамидой. За время своей деятельности с 2010 по 2015 г. почти четверть – 23% – привлеченных ею инвестиций были вложены в проблемные займы. Часть средств от новых инвесторов направлялась на выплаты предыдущим инвесторам, которым была обещана двухзначная доходность. На момент принудительного закрытия платформы Управлением финансового надзора Швеции пострадавшими оказались 3500 инвесторов. Процедура банкротства была осложнена неясными правами собственности на требования к заемщикам и отсутствием правовых норм урегулирования требований к самой платформе.В настоящее время в большинстве юрисдикций онлайн-займы находятся за пределами финансового регулирования. В Европейском союзе, например, отсутствует законодательная база для регулирования нового явления, хотя в 2018 г. Еврокомиссия заявила о необходимости двигаться в этом направлении. Как следствие, платформы не участвуют в государственных системах страхования вкладов. В некоторых странах, таких как Германия или США, только банки имеют право предоставлять кредиты. Платформы привлекаются банками-партнерами – как правило, это небольшие специализированные банки – для предоставления услуг фронт-офиса. Иными словами, банки только проводят платежи в пользу заемщиков и не принимают на себя кредитный риск. В других юрисдикциях платформы могут получить разрешение на деятельность в разных формах. Например, как кредитный брокер, платежная система или небанковский инвестиционный посредник.По оценкам Кембриджского центра альтернативных финансов, только 22% юрисдикций регулируют P2P-займы. Чаще всего на них распространяется специальная нормативно-правовая база. За основу, как правило, берется регулирование Великобритании, США или Сингапура. Большинство органов регулирования с оптимизмом смотрит на потенциал онлайн-займов, которые могут способствовать улучшению доступа малого бизнеса к финансированию, и поддерживает конкуренцию в финансовом секторе.Ожидания предопределяют будущее политики: в краткосрочной перспективе только треть юрисдикций намерена регулировать займы P2P. Таким образом, в ближайшие годы онлайн-займы сохранят комфортные условия. Учитывая новизну явления, специализированное финансовое регулирование может появиться по мере накопления рыночного опыта – как у регулятора, так и у самих платформ.